An interdisciplinary approach to assessing the human constitution in adolescence



Cite item

Abstract

Objective – to estimate the efficiency of interdisciplinary approach to informative analysis of morphological constitution in young males and females in modern urboecological studies.

Material and methods. The sample of modern Moscow students-psychologists aged 18-20 years, 95 males and 150 females, is used to accomplish the complex study of the constitutional status including three systems of parameters –  morphological (somatic: skeletal dimensions, girths, skinfolds), psychological (number of psychological tests to estimate personal anxiety, autonomic ballance, self-regulation, "Prognosis"), physiological (EEG: power and coherence in different bands and cuts) -  by means of factor analysis.

Results and discussion. First six constant and objective factors in the structure of total constitution of young males and females are under discussion: factor of longitudinal skeletal development, factor of transversal body development (adiposity first of all), factor of covariation of the parameters of the psychological system, factor of genetically determined «physiological tone» (EEG power), factors of function of the individual life experience, mediated by environment — intrahemispheric and interhemispheric coherencies. Results of factor analysis are similar to both sexes with small difference, which reflects fact of more dynamic role of adipose tissue in female organism. In total 6 factors describe about 70 % variability of different systems of parameters.

 Conclusions. The autonomy of different systems of traits is shown, which is the base of integrity and plasticity of the organism. Such interdisciplinary studies provide the comparative integrative characteristics of morphofunctional status of various modern ethnic/territorial groups, specify the mechanisms of adaptation to concentrated anthropogenic environment, give the correct estimation of the adaptive potential of the organism in the conditions of anthropogenic pressure of high level, describe the morphophysiological base of patterns of behavior.

Full Text

Введение. Проблема конституции на протяжении десятилетий остается одной из наиболее дискуссионных в сфере антропологии и медицины, и, кажется, не имеющей окончательного решения.  Интегральная комплексная оценка конституционального статуса становится все более актуальной с течением времени, поскольку индивидуальная конституция является алгоритмом адаптации к среде. Современная урбанистическая среда, предоставляющая нишу для подавляющего большинства человечества, характеризуется высоким уровнем антропогенных нагрузок, дистрессовых и агрессивных, являющимся вызовом для адаптивного потенциала организма и предъявляющим повышенные требования к организму на всех системных уровнях: морфологическом, физиологическом, психологическом. Поведенческая (психофизиологическая) адаптация к высокому уровню антропогенного стресса является даже более эффективной, чем «классическая» биологическая (морфологическая), поскольку темпы биологической адаптации исчисляются не менее, чем поколением, а поведенческая адаптация мгновенна и непрерывна, как непрерывен и калейдоскоп антропогенных стрессов. Поэтому комплексная оценка общей конституции приобретает особое значение в современных урбоэкологических исследованиях и привлечение к таким исследованиям информативных и разнообразных систем показателей не может не приветствоваться.

При всей востребованности и эффективности междисциплинарного подхода к уточнению современных представлений о механизмах адаптации к искусственной антропогенной среде, кроссдисциплинарных работ немного. В комплексных антропологических морфологических исследованиях физиологические показатели ограничиваются стандартным общим набором параметров сердечно-сосудистой системы: диастолическое и систолическое артериальное давление и частота сердечных сокращений. Равно и в поле зрения психофизиологических работ антропометрические показатели оказываются, как правило, случайными. Например, в клинических исследованиях может отмечаться децелерация по длине тела и увеличение индекса массы тела для выборок подростков с эпилепсией [8] и синдромом Кристиансена [11]. Или устойчивая морфологическая незрелость в сочетании с незрелостью электроэнцефалограммы и низкими баллами IQ вплоть до 6-9 лет у детей с низкой массой при рождении [10]. В пилотном исследовании, нуждающемся в подтверждении, для очень небольшой по численности выборки детей с превышением веса/ожирением в сравнении с контрольной группой с нормальным весом, показано увеличение активности дельта-ритма и уменьшение активности альфа-ритма ЭЭГ в состоянии спокойного бодрствования с закрытыми глазами [12]. Эти обстоятельства только увеличивают насущность комплексной оценки морфофункционального статуса с привлечением разных систем показателей.

К настоящему исследованию привлечены три блока показателей: морфологические, психологические и нейрофизиологические параметры (ЭЭГ).  Для контекста междисциплинарных исследований существенно, что параметры ЭЭГ в состоянии покоя являются наиболее подходящими кандидатами на роль генетического маркера и эндофенотипа психологических свойств по причине наибольшей наследственной обусловленности, до 96%, и минимального участия субъекта в процессе ЭЭГ диагностики [7]. Специфику этой системы признаков в пространстве физиологических показателей в целом составляет также устойчивость картины межиндивидуальных различий и высокая воспроизводимость («консервативность») индивидуальных патернов ЭЭГ, в первую очередь, в альфа-диапазоне.  ЭЭГ в состоянии быстрого сна рассматривается в литературе как маркер полового диморфизма общего интеллекта и сопоставляется по своей уникальности с дерматоглифическим отпечатком [14]. Современные исследования в целом существенно дополняют традиционный взгляд на альфа-ритм как ритм покоя и показатель степени дезактивации мозга представлениями о принципиальной роли альфа-ритма в объединении мозговых структур в процессе обработки информации при разных видах когнитивной и сенсорной деятельности. В очень редких исследованиях параметров ЭЭГ как популяционной характеристики практически здоровой выборки межпопуляционные вариации параметров ЭЭГ в состоянии спокойного бодрствования трактуются с точки зрения этнокультурного разнообразия.

Цель настоящего исследования - оценка эффективности междисциплинарного подхода для информативного описания морфологической конституции в юношеском возраста в современных урбоэкологических исследованиях; осуществление интегрированной оценки морфофункционального статуса организма с привлечением параметров трех систем признаков — соматометрических, психометрических и нейрофизиологических (ЭЭГ) — для выборки современного московского студенчества методами многомерной биометрии.

 

Материал и методы. Материал собирался в рамках работы над междисциплинарным проектом РФФИ № 16-06-00248а "Поиск новых подходов к изучению психосоматических связей в антропологии" совместно с сотрудниками НИИ нормальной физиологии имени П.К. Анохина. В исследовании задействована гомогенная компактная в возрастном и профессиональном отношении выборка студентов-психологов МГППУ 18-20 лет (юношеский возраст) численностью 95 юношей и 150 девушек. Обследование осуществлялось в утренние часы, полностью анонимно и проведено с соблюдением этических норм и принципов, определенных законодательством РФ и Декларацией Хельсинки (1964), с подписанием протокола об информированном согласии; протокол этической комиссии при НИИ нормальной физиологии имени П.К. Анохина от 28.10.2014.

Программа обследования состоит из трех блоков. Морфологическая (соматическая) часть представлена классической антропометрией и включает 20 измерительных признаков – продольные размеры, диаметры, обхваты, жировые складки, характеризующих развитие всех компоненты сомы. Психометрическая часть включает тесты для оценки уровня ситуативной и личностной тревожности по шкале Спилбергера [13], адаптированной на русском языке Ю. Ханиным (тест Спилбергера-Ханина); опросник для оценки вегетативной лабильности (лабильность системы терморегуляции, вестибулярного аппарата, переносимость неприятных ощущений при стрессах и трудностях, наличие непроизвольных движений, тревожность и т.п.); опросник для оценки способности к саморегуляции в модификации В. Моросановой [3]; методика «Прогноз» (разработана в ЛВМА им. С.М. Кирова и предназначена для первоначального выделения лиц с признаками нервно-психической неустойчивости (НПУ), риска дезадаптации в стрессе).

Регистрация ЭЭГ производилась монополярно, с постановкой электродов согласно системе 10/20 на лобные (Fp1, Fp2), центральные (C3, C4), теменные (P3, P4), височные (T5, T6) и затылочные (O1, O2) области головы, запись велась в положении сидя в течении 2 минут, по 1 минуте с закрытыми и с открытыми глазами, в тета- (6-7 Гц), альфа- (поддиапазоны 7-9, 9-11, 11-13 и 13-15 Гц), бета- (15-20 Гц) и гамма-диапазонах (30-40 Гц) в состоянии покоя. Регистрация ЭЭГ проводилась с помощью компьютерного энцефалографа Neurovisor 24U фирмы Атес Медика (Москва). . В анализ структуры конституционального статуса в настоящем исследовании вошел не весь набор параметров ЭЭГ, охватывающий в материалах авторов более сотни позиций. В качестве характеристик ЭЭГ-активности используются суммарные мощности тета-, альфа- и бета-ритмов, и отдельные когерентности в альфа-диапазоне. Большая информативность этого набора ЭЭГ-характеристик в сравнении с иными параметрами ЭЭГ показана при анализе частоты попарных межсистемных корреляций в предшествующем исследовании авторов [5].

Статистический анализ материала состоял в получении обобщенной картины ассоциаций трех систем признаков методом факторного анализа, информативность которого показана при работе равно с морфологическими, психологическими и физиологическими показателями.  Спецификой методов факторного анализа, обеспечившей их широкое применение, является возможность решать одну из наиболее распространенных задач научного исследования: компактного содержательного описания исследуемого явления на основе обработки больших информационных массивов.

Результаты и обсуждение. Результаты факторного анализа (ФА) одновременно трех систем признаков: морфологических (соматических) показателей, параметров ЭЭГ и психологических характеристик —  приведены в таблице 1 (девушки).  Рассматриваются первые шесть факторов в соответствии с критерием отсеивания Кеттела.

 

Таблица 1.

Результаты факторного анализа соматических, ЭЭГ и психологических признаков у девушек

Признаки

Фактор 1

Фактор 2

Фактор 3

Фактор 4

Фактор 5

Фактор 6

Сумм. мощность θ

-0,032

0,172

-0,140

0,821*

0,087

0,112

Сумм. мощность α

0,006

0,052

0,004

0,880*

-0,212

0,189

Сумм. мощность β

-0,205

-0,030

-0,060

0,757*

0,104

-0,244

O1-O2_9-11

0,135

0,250

-0,044

0,090

-0,028

0,766*

F2-O2 11-13

-0,178

0,004

0,017

0,043

-0,867*

0,055

F1-F2 11-13

-0,178

0,168

0,049

0,306

-0,368

0,629

F1-O1 11-13

-0,124

-0,115

0,112

-0,038

-0,815*

0,083

Длина тела

0,186

0,043

0,947*

-0,016

-0,038

0,034

Масса тела

0,930*

0,001

0,316

-0,062

-0,021

-0,028

Высота верхнегр. т.

0,205

0,009

0,945*

-0,034

-0,046

0,043

Высота остисто-подвзд. т.

0,054

0,030

0,921*

-0,100

-0,046

0,020

Обхват головы

0,406

-0,239

0,367

0,251

0,158

0,040

Обхват груди

0,946*

0,092

-0,011

0,128

0,051

-0,029

Обхват талии

0,906*

-0,056

0,098

-0,109

0,153

-0,007

Обхват плеча

0,915*

-0,013

0,122

-0,148

0,085

0,050

Обхват предплечья

0,850*

0,064

0,270

-0,072

0,088

-0,039

Обхват голени

0,861*

0,077

0,080

-0,025

0,003

-0,107

Диаметр плеч

0,213

-0,010

0,090

-0,014

-0,177

-0,132

Диаметр таза

0,560

-0,049

0,500

-0,008

0,049

-0,127

Трансверз. диаметр гр.

0,684

0,041

0,223

0,017

0,283

-0,103

Сагиттальный диаметр гр.

0,686

0,021

0,244

0,147

-0,069

0,169

Диаметр мыщ. плеча

0,669

-0,128

0,123

0,008

-0,209

-0,029

Диаметр мыщ. предплечья

0,120

0,014

0,512

-0,036

0,438

-0,086

ЖСК/трицепс

0,779*

-0,124

-0,054

-0,133

-0,022

-0,031

ЖСК/лопатка

0,833*

-0,066

-0,200

0,032

0,058

0,004

Вегетативная лабильность

-0,126

-0,316

0,141

0,001

-0,009

0,781*

Прогноз

-0,004

-0,808*

0,043

0,065

0,295

0,058

Саморегуляция/план.

0,117

0,502

-0,153

0,215

0,304

0,135

Саморегуляция/модел.

0,070

0,807*

0,152

0,222

-0,189

-0,098

Саморегуляция/програм.

-0,233

0,635

-0,044

-0,227

0,363

0,343

Саморегуляция/оценив.

-0,120

0,724*

0,039

-0,060

0,233

0,111

Саморегуляция/гибк.

0,310

0,294

0,261

-0,133

0,118

-0,156

Саморегуляция/самост.

-0,134

0,293

-0,108

0,530

0,260

0,040

Саморегуляция/общ. балл

0,012

0,889*

0,009

0,152

0,321

0,168

Личностная трев.

-0,068

-0,767*

-0,041

-0,111

0,134

0,357

Доля изменчивости (%)

24,4

12,6

11,0

8,0

7,6

6,2

 

Первый фактор описывает изменчивость показателей, характеризующих поперечное развитие тела, связанное с жироотложением, имеет наибольшие нагрузки на жировые складки (0,77–0,83), обхватные размеры (0,85–0,94) и массу тела (0,93). Нагрузки среднего уровня, но недостоверные, – для диаметров таза и груди (0,56–0,68). При этом нагрузки на продольные скелетные размеры тела и ширину плеч близки к нулевому уровню, а нагрузки на психометрические показатели и параметры ЭЭГ также колеблются вокруг нулевого уровня, но в большинстве своем имеют небольшие отрицательные значения.

Второй фактор описывает изменчивость психологических показателей и имеет высокие положительные нагрузки на показатели саморегуляции, в первую очередь, «моделирование», «оценивание» и общий балл (0,7–0,8) и высокие отрицательные нагрузки того же уровня (0,7–0,8) – на показатели прогноза и личностной тревожности. Таким образом, чем выше личностная тревожность, тем ниже показатели саморегуляции. Нагрузки фактора на соматические и ЭЭГ параметры колеблются вокруг нулевых значений.

Третий фактор описывает вариации продольного развития тела и имеет высокие положительные нагрузки уровня 0,9 на показатели продольного скелетного роста – длина тела, высота верхне-грудинной и подвздошно-остистой точек. Нагрузки других соматических размеров, описывающих поперечное развитие тела, близки к нулевым значениям, исключая один габаритный скелетный размер – диаметр таза (0,5) – и обхват головы (0,37). Нагрузки на жировые складки небольшие отрицательные (0,05–0,2). Нагрузки психологических и ЭЭГ показателей также колеблются вокруг нулевых значений.

Четвертый фактор описывает вариации показателей мощности ЭЭГ и имеет высокие положительные нагрузки (уровня 0,7–0,9) на показатели суммарной мощности в трех разных частотных диапазонах. Нагрузки на антропометрические и психологические показатели колеблются около нулевых значений. При этом в системе соматических признаков выделяется показатель окружности головы с более высокой сравнительно с другими признаками нагрузкой (уровня 0,25), а среди психологических показателей выделяется такой параметр самогрегуляции как «самостоятельность» с нагрузкой 0,53.

Пятый фактор описывает изменчивость лобно-затылочных когерентностей левого и правого полушарий мозга в частотном поддиапазоне 11–13 Гц и имеет высокие отрицательные нагрузки уровня 0,8. Нагрузки на показатели мощности ЭЭГ близки к нулевым, как и на антропометрические показатели. Нагрузки на психологические показатели несколько выше для параметров саморегуляции (уровня 0,2–0,3), на показатель вегетативной лабильности нагрузка нулевая.

Шестой фактор описывает изменчивость показателя вегетативной лабильности и межполушарной затылочной когерентности в поддиапазоне 9–11 Гц; нагрузка на межполушарную когерентность – 0,76, на вегетативную лабильность – 0,78. Это единственный фактор, описывающий совместную изменчивость показателей двух систем признаков – психологических и нейрофизиологических.

На рисунках 1-3 представлены графические результаты совместного факторного анализа морфологических, физиологических и психологических признаков. На рисунке 1 показана автономность изменчивости скелетных размеров и размеров, описывающих поперечное развитие тела в пространстве 1 и 3 факторов. На рисунке 2 показана автономность изменчивости показателей мощности ЭЭГ и внутриполушарных когерентностей в поддиапазоне 11-13 Гц в пространстве факторов 4 и 5. На рисунке 3 показана автономность вариации ряда психологических характеристик, и соизменчивость межполушарной затылочной когерентности (9-11 Гц) и психологического свойства вегетативная лабильность в пространстве факторов 2 и 6.

Рис. 1-3

Результаты аналогичной процедуры ФА для выборки юношей практически полностью совпадают с таковыми для выборки девушек, с некоторыми нюансами. Так, можно отметить несколько разное биологическое содержании первого фактора, описывающего у девушек в первую очередь вариации жироотложения, а у юношей поперечное развитие тела в более широком смысле слова, включающее помимо жироотложения еще и поперечное скелетное развитие —  диаметры плеч и таза.  В этом случае половой диморфизм может быть отражением факта более активной роли жировой ткани в женском организме.

В сумме 6 факторов описывают около 70 % изменчивости показателей разных систем признаков, соответственно совместная изменчивость параметров разных систем признаков выходит за рамки этой цифры и попадает в оставшиеся 30 %, что полностью соответствует небольшому числу достоверных устойчивых попарных корреляций параметров разных систем признаков в корреляционном анализе как показано в уже упомянутой выше работе авторов [5]. 

Результаты ФА указывают на факт автономной изменчивости систем признаков – соматических, физиологических и психологических — что составляет общую биологическую основу фундаментального представления о конституциональной целостности организма [6]. Из результатов ФА вытекает также неоднородность показателей внутри одной системы признаков. Например, автономность и «противопоставленность» вариации скелетного и жирового компонентов сомы. Это логичный и биологически содержательный результат, поскольку скелетный компонент сомы, как и, кстати, характеристики альфа-ритма ЭЭГ, является фактически генетическим маркером со сравнимой степенью наследственной обусловленности уровня 0,7-0,9 [7]. В то время как показатели поперечного развития тела, связанные в своей вариации с развитием жироотложения (обхваты и собственно жировые складки), обусловлены образом жизни, как и целый ряд психологических поведенческих содержательных характеристик корректируется на протяжении жизни средой и внешними обстоятельствами, в отличие от динамической составляющей психического статуса, завязанной на физиологических механизмах и конституционно обусловленных. Стремительное развитие гентической психофизиологии вносит уточнения в классические представления. Так, есть подтверждения о возможном единстве генов, контролирующих одновременно индекс массы тела и структуру мозга, в частности, область, определяющую пищевое поведение [9].

Итоги ФА описывают автономность вариации показателей мощности ЭЭГ как маркера наследственно обусловленного «физиологического тонуса» и параметров когерентности как функции индивидуального опыта, неизбежно опосредованного средой, показателя интенсивности связей между отделами мозга или системной организации электрической активности мозга. Напомним, что бОльшая генетическая предрасположенность к аккумуляции широкого спектра индивидуального опыта, свойственна мужскому полу. В частности, для выборки здоровых мужчин показано, что индивидуальные параметры альфа-активности фоновой электроэнцефалограммы (в частности, частота максимального пика, ширина диапазона) могут рассматриваться в качестве индивидуальных маркеров продуктивности, пластичности и оригинальности невербального интеллекта [1].

ФА также указывает на реально существующую физиологическую гетерогенность блока параметров альфа-ритма ЭЭГ.  Автономной изменчивостью обладают когерентности в разных отведениях, частотных диапазонах, а также внутри полушария и между полушариями. Это неизбежное отражение факта локализации функций, которыми обладает кора головного мозга при всей ее пластичности в целом. Так, результаты ФА указывают на автономность регуляции мощности ЭЭГ в затылочных областях – максимально мощных для всего диапазона альфа в целом. Индивидуальная частота максимального пика альфа осцилляций в теменно-затылочной области коры головного мозга в состоянии физиологического покоя с закрытыми глазами обладает наибольшей инвариантностью и воспроизводимостью в тест-ретест исследовании по сравнению с ее показателями в других областях мозга и в состоянии открытых глаз [1]; высокие и низкие альфа-частоты можно рассматривать как эндофенотипы разных психологических свойств.

Результаты ФА, следовательно, являются методическим основанием для выделения устойчивых автономных информативных объективно существующих обобщенных компактных характеристик для описания конституциональной структуры организма.   Еще раз подчеркнем, что относительная автономность разных систем признаков, и наборов показателей с разной степенью наследственной обусловленности также внутри одной системы признаков, имеет место на фоне скромных, но систематических (устойчивых) корреляционных связей, что обеспечивает пластичность организма в рамках его целостности. Общая конституция является интегральной фенотипической характеристикой биологического статуса человека, базирующейся на специфической норме реакции индивидуального генотипа, модифицированной внешними факторами. ФА четко разделяет составляющие общей конституции с большей и меньшей степенью наследственной обусловленности.

Результаты работы в целом подтверждают итоги аналогичных межсистемных антропологических исследований с иными наборами признаков, но фиксируют также и некоторую специфику. Так, по итогам антропологического исследования связей морфологических и психологических признаков [2] на материалах выборки, сходной с нашей собственной по возрастному и «профессиональному» составу  (студенты МГУ, в возрасте 16-21 года),  набор морфологических показателей, вне зависимости от степени наследственной обусловленности разных компонентов сомы, описывается единым «морфологическим фактором», который является по существу вектором макро-микросомии с высокими значениями всех антропометрических показателей на одном полюсе и малыми значениями – на противоположном полюсе. В обсуждаемом исследовании 5%-ный порог случайных корреляций при работе с большими наборами признаков при анализе психосоматических связей фактически не преодолевается, что трактуется с точки зрения невысокого влияния генотипа на психологические свойства человека и малого взаимодействия генов, определяющих индивидуальные морфологические и психологические особенности, что создает возможность стохастических ассоциаций с другими системами признаков.

  Сходные результаты получены и при исследовании соизменчивости нескольких систем показателей на материалах юношеской студенческой выборки [4] — соматических, функциональных, дерматоглифических и психологических признаков, а также полиморфизма ряда генов: «однородность» отдельной автономной системы признаков, отсутствие принципиальных половых различий, небольшие значимые межсистемные связи в рамках целостности организма.

В цикле собственных работ авторов привлечение параметров ЭЭГ для комплексной оценки конституции показало неоднородность параметров внутри каждой из систем (сома, психометрика, ЭЭГ), что обсуждается в настоящей статье. Показана также более высокая частота устойчивых межсистемных связей для некоторых попарных сочетаний признаков в связи с полом [5]. В частности, общее число достоверных связей компонентов соматотипа с параметрами ЭЭГ, суммированное по всем диапазонам ЭЭГ, составляет 11,3% у юношей на фоне полного отсутствия достоверных психосоматических связей (0%); и в известной степени альтернативная, хотя и не столько четко выраженная, картина у девушек (2,6% и 6,7% соответственно). Уровень попарных межсистемных корреляций в подобного рода междисциплинарных исследованиях составляет величину 0,4-0,5, что позволяет обсуждать только тенденции совместной вариации разных систем признаков.  Выявленный половой диморфизм морфофункциональной основы психологических свойств хорошо укладывается в систему современных представлений о разных стратегиях адаптации мужчин и женщин.  Доминирование соматической платформы или телесности для психометрических показателей у девушек, и доминирование функциональной платформы (ЭЭГ) у юношей представляется не случайным. В современном мире именно женщины, в отличие от мужчин, активно занимаются моделированием своего тела с помощью диет, фитнеса и пластической хирургии, инстинктивно воспринимая его как эффективный инструмент достижения успешности в разных сферах жизни (карьера, брак), что породило понятие «агрессивная женственность», предполагающая в контексте морфологическом гипертрофированную фемининность тела.

Заключение. Таким образом, в работе показана независимость изменчивости разных систем признаков внутри конституционального единства организма, обеспечивающая его пластичность в процессе адаптации к среде. Выявлена также известная гетерогенность внутри каждой из рассмотренных систем показателей, связанная в первую очередь со степень наследственной обусловленности признаков. Для системы морфологических показателей это скелетные размеры и показатели жироотложения с относительно высокой и низкой наследственной обусловленностью соответственно. Для системы параметров ЭЭГ — показатели мощности и когерентности с относительно высокой и низкой степенью генетической обусловленности соответственно. Система психометрических показателей делится на две совокупности — показатели саморегуляции и показатели прогноза и личностной тревожности, имеющие альтернативный вектор изменчивости: чем выше личностная тревожность, тем ниже показатели саморегуляции.

Еще раз подчеркнем, что индивидуальная конституция является алгоритмом адаптации организма к среде. В современной искусственной антропогенной среде ослаблен естественный отбор и размыты ориентиры биологической адаптации, которая уступает место адаптации поведенческой как более эффективной.   В этом контексте особое значение приобретает системное изучение конституционального статуса в ходе мониторинга населения, особенно урбанизированного населения, для наиболее корректного определение адаптивного потенциала организма и морфофизиологической основы поведенческих свойств, уточнения механизмов адаптации в концентрированной антропогенной среде, сравнительной интегрированной оценки морфофункционального статуса разных этнотерриториальных групп.

Благодарности. Авторы выражают признательность сотруднику МГППУ доценту Кулагиной Н.Н. за помощь в организации исследования, и сотрудникам НИИ нормальной физиологии имени П.К. Анохина кбн Ковалевой А.В. и Пановой Е.Н., принимавших участие в сборе материала. Авторы благодарят принявших участие в исследовании студентов Московского государственного психолого-педагогического университета.

Исследование выполнено в рамках НИР «Антропология евразийских популяций (биологические аспекты)»

Вклад авторов:

Концепция и дизайн исследования: Т.К.Ф.

Сбор и обработка материала: А.К.Г.

Статистическая обработка данных: Т.К.Ф., А.К.Г.

Анализ и интерпретация данных: Т.К.Ф., А.К.Г.

Написание текста: Т.К.Ф., А.К.Г.

 

Рис. 1. Распределение факторных нагрузок на скелетные размеры и размеры, описывающие поперечное развитие тела в пространстве факторов 1 и 3.

Рис. 2. Распределение факторных нагрузок на показатели мощности и внутриполушарные когерентности ЭЭГ в пространстве факторов 4 и 5.

Рис. 3. Распределение факторных нагрузок на психологические характеристики и совместную изменчивость межполушарной когерентности и свойства вегетативная лабильность в пространстве факторов 2 и 6.

×

About the authors

Anna Gorbacheva Gorbacheva

Lomonosov Moscow State University, Anuchin Research Institute and Museum of Anthropology

Author for correspondence.
Email: angoria@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-5201-7128
Scopus Author ID: 55386926100
ResearcherId: 395829

старший научный сотрудник, кандидат биологических наук

Russian Federation, Mokhovaya st., 11, Moscow, 125009, Russia

Tatiana K. Fedotova

Lomonosov Moscow State University, Anuchin Research Institute and Museum of Anthropology

Email: tatiana.fedotova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-7750-7924
Scopus Author ID: 8951583900
ResearcherId: A-4966-2016

Ведущий научный сотрудник, доктор биологических наук

Russian Federation, Mokhovaya st., 11, Moscow, 125009, Russia

References

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-Vector

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: № 0110212 от 08.02.1993.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies